February 23rd, 2006

travels

Навеянное "Сумеречным дозором"

Читая «Сумеречный дозор» Лукьяненко первый раз, я нашел у него очень интересную деталь. Деталь, которая дала импульс моей фантазии.
Перечитывая книгу на этом же месте произошло тоже самое, и я решил записать то, что я почувствовал.
Если кто помнит, то у Сумрака есть уровни. И на первом уровне растет мох, на втором краски становятся более блеклыми, все размывается, на третьем уровне остаются только какие-то призрачные остатки реального мира. Ветви деревьев, размытое небо.
На всех уровнях нет цвета – все серое. Неживое.
Антон и Эдгар решаются в погоне за ведьмой уйти на четвертый слой сумрака, недоступный для большинства Иных. Слой, который выпивает из Иных энергию быстрее, чем они могут это контролировать.
Они объединяют свои силы и погружаются. Антон к своему удивлению обнаруживает, что на четвертом слое Сумрака снова появляются краски: розовато-белое небо. И Лукьяненко пишет: «Как странно. Тут появляются краски…».
И вот здесь у меня начинает дорисовывать воображение.
Представляете - параллельные вселенные. А уровни Сумрака – это лишь ступени перехода из одной параллельной вселенной в другую.
Ни люди, ни большинство Иных, из одной вселенной не могут физически попасть в параллельный мир, потому что погибают при переходе – сумрак высасывает силы.
И только самые сильные Иные могут перемещаться из одной вселенной в другую, а может быть Иные из параллельных миров могут только встречаться на самых глубинных слоях сумрака
Сумрак – это как подземный ход под стеной: сначалы ты роешь глубже и глубже, а потом поднимаешься обратно на поверхность. Тоннели в форме параболы. Но там в самом низу темно и ничего нет, а когда ты приближаешься к выходу, то снова видишь свет – другой свет.
Миры разные, там разные краски. В нашем мире небо голубое, а в следующем розовое. И все меняет свои формы.
Помните физику, что глаз не отражает реальности. Цвет, свет, яркость, форма – это лишь отражения предметов в нашей психике. И они далеки от реальности. Никто не знает как выглядит наш мир на самом деле, потому что никто не смотрел на него неискаженным взглядом. Никто не придумал совершенной системы получения изображения – мы слишком многого не видим и не слышим: только маленький спектр.
Ах, аж мурашки по коже пробегают от этих мыслей.
Представлять, что где-то есть огромный другой мир, который живет по своим законам.