March 8th, 2006

travels

(no subject)

Различными религиями признается существование некой идеальной сущности человека (например, души).
И собственно говоря, в буддизме, эта самая идеальная сущность в периоды нирваны может из человеческого тела выходить и находиться в другом месте. А после физической смерти человека, эта самая душа покидает его навсегда, чтобы потом переродиться куда-то еще.
Это самое общее, что можно собрать из большинства религий (которые я не читал, поэтому точно судить не берусь).
А, возможно, что если душа и есть, то человек рождается с ней, живет с ней какое-то время, но душа умирает гораздо раньше своего физического носителя.
Знаете,
когда вы умели радоваться бестолковым безделушкам,
не утратили чувства светлого и прекрасного, тогда ваша душа жива;
когда вы верите людям,
верите в любовь,
в радость,
когда понятия дружба, любовь, радость, счастье не раскладываются вами на компоненты и не подвергаются сомнению,
когда вы радостно встречаете родителей, вернувшихся с работы,
когда с удовольствием пьете настоящее деревенское молоко у себя на даче,
когда вы способны радоваться звездам, находясь в своем городе, а не где-нибудь с Сейшилах или Карибских островах,
когда вы способны при словах мужчина или женщина, мальчик или девочка, не подставлять дальше стерва, сволочь, или проститутка, кабель, а просто улыбнуться, вспомнив кого-то из знакомых,
вот тогда ВАША ДУША ЕЩЕ ЖИВА.
Но в мире слишком мало воздуха для нее, она питается добротой, честностью, открытостью, для ее выживания нужны настоящие эмоции, переживания, настоящие чувства, реальность.
Душа любит жить в реальности.
А обратное – для нее яд.
А этого обратного (злобы, ненависти, ярости, цинизма, РАВНОДУШИЯ, вранья, лести, обмана, измен, подлости) так много, что она просто засыхает в этом мире, так же быстро как засыхает медуза, выброшенная прибоем на песчаный берег.
Душа не может жить в нашем мире.
Как только она развивается до уровня, когда способна осознать и понять происходящее, она погибает. Умирает, так и не ощутив толком ничего хорошего. Жизненных сил хватает только на несколько первых самостоятельных вздохов отравленного ядом воздуха и все….. дальше смерть.
А тело не может без души. Оставшись без нее, оно начинает тосковать. Весь окружающий мир теряет смысл. И тело блуждает по жизни, пытаясь понять, вспомнить, ГДЕ? НУ ГДЕ ЖЕ ОСТАЛАСЬ МОЯ ДУША? ГДЕ ЭТА РАДОСТЬ?! ГДЕ ЭТО ТЕПЛО?!
Есть большое количество тел, которые неспособны даже на то, чтобы искать.
Они просто вливают себе больше яда, травят дальше то, что уже мертво и считают, что бОльшие порции дряни просто погасят боль. И ЭТО ПРОИСХОДИТ. Это действительно помогает!
Вот только жизнь без души – уже не жизнь.
Посмотрите друг другу в глаза.
Вы не увидиде там души, там просто тела. Грустные, одинокие, потерянные, разочаровавшиеся, боящиеся тела. Они как дети, которые остались без матерей, и плачат, плачат, только где-то глубоко, глубоко. И лучше не помогать этому выйти наружу, лучше долить яда. Потому что если этот крик вырвется, его уже не остановить, не удержать.
Интересно, а можно найти свою душу? Можно дать ей сил, чтобы она вернулась хотя бы временно, чтобы она хотя бы иногда приходила погостить к нам в наши одинокие тела?
Ведь всем нам так страшно, и мы так заблудились…
  • Current Mood
    depressed depressed
travels

Отношение к людям

У каждого человека есть свой взгляд на отношение к окружающему его миру и на отношение, в частности, к окружающим его людям. Причин того или отношения может быть много. Их можно обобщать, искать что-то основное и второстепенное, но каждый человек, так или иначе, тяготеет к одному из следующих вариантов:

Любой новый человек в моей жизни не заслуживает моего доверия пока не докажет мне обратное.

Или

Любой новый человек в моей жизни заслуживает моего доверия пока не сделает что-то, что заставит меня усомниться в его честности.

Эти варианты нельзя характеризовать как плохой и хороший. Они просто разные. Однако они предоставляют возможность человеку получать разную гамму чувств. Они дают возможность добавить красок и тонов, сделать жизнь более насыщенной. Но гамма эмоций пропорционально расширяется в сторону радости и в сторону грусти, это плата за расширение спектра эмоций.
Шкала чувств одного человека от 1 единицы радости до 1 единицы грусти, а у другого человека 10 единиц в каждую сторону.

У тебя два варианта.

Либо ты закрываешься от людей в собственной защитной скорлупе, строишь крепость и оборонительные редуты, готовишь пушки, снаряды, выстраиваешь войско в оборонительные позиции и готовишься к защите собственного сердца и души от всего плохого в этом мире. Для того, чтобы достичь успеха кампании ты больше не можешь принимать послов, дипломатические миссии закрываются. Если ты и ведешь переговоры с кем-то, то смотришь на всех с подозрением и недоверием.
Вокруг враги и враги не дремлят. Они ждут твоей слабости, чтобы напасть и захватить территорию, чтобы после властвовать на ней.
Но они не получат этого! Наше войско не дремлет! Мы ни на секунду не можем ослабить оборону, потому что враг силен и численность его велика: малейшая слабость или ошибка ведут к поражению и захвату власти.
Ты закрываешь все границы, все пути доступа к твоим территориям. Ты полностью переходишь на самообеспечение. Ты только иногда покупаешь что-то необходимое для жизни, но ты больше не открыт для всего нового. Новое опасно - оно может убить.
Поэтому закрываясь от врагов, ты не пускаешь и друга. Старый друг пришел к твоим вратам, а ты прогнал его и сказал ему, что он предатель. Новый друг пришел к тебе и принес хлеба, а ты сказал ему что хлеб отравлен. К тебе пришел посол с мечом, символизирующим свою преданность и дружбу, а ты приказал убить его, потому что заподозрил его в умысле убить тебя этим мечом. Убил и лишился друга и союзника.
Ты убил или предал их всех. Ты остался один со своими богатствами, которые начинают таять, люди в крепости начинают грустить, потому что они устают от постоянного напряжения и недоверия ко всем приближающимся. Они начинают ненавидеть друг друга. В конце концов они начинают убить друг друга, потому что им больше нечем заняться, они больше ничего не умеют. И в итоге ты остаешься совершенно один: без средств к существованию, без защиты, твоя крепость разрушилась под влиянием ветра и дождей – ее даже не пришлось уничтожать. Ты сделал все сам, ты сам построил такую систему, которая уничтожила сама себя.
И вроде бы ты не делал никому зла - ты просто защищался. Ты не желал никого обидеть - ты просто не подпускал к себе врагов. А ведь врагом мог быть любой человек. Ты убивал только в целях самообороны. Ты прогнал друга – но ведь и друг мог быть врагом.
И ты стоишь на развалинах собственной крепости совершенно один. Холодный ветер обдувает твое уставшее и дряхлое тело. Ты плачешь и не можешь понять, что сделал не так. Ты только охранял свое сердце и душу. Ты не хотел делать никому ничего плохого. Почему же ты один и все потерял? Почему ты умираешь и умираешь один? Почему тебе так плохо и так больно? И почему в одной руке лежит твое мертвое сердце, а в другой - твоя мертвая душа? Почему они умерли? Почему они не смогли жить под твоей тотальной защитой? Почему они становились все меньше и меньше, и в конце концов просто умерли … умерли маленькими, некрасивыми и серыми?
Мне нечего сказать в ответ. ТЫ ВСЕ СДЕЛАЛ САМ!
Теперь ты можешь только кричать.
Кричи же и плачь! Потому что теперь ты понял все! Ты осознал! Ты родился! Но ты родился в мертвом теле.
Ты поздно родился, потому что ты уже мертв.
Кричи же терпеть и плачь! Потому что теперь только так ты можешь почувствовать себя хоть немного живым.

Либо ты вынимаешь свое сердце и кладешь его рядом с собой, берешь свою душу и кладешь туда же. Они открыты и не защищены. До них может дотронуться любой.
Проходящие мимо люди смотрят на тебя и видят все. Ты открыт, ты рад им, ты говоришь им: «Я открыт перед вами, я добр к вам, я хочу говорить с вами, хочу делить с вами радость и печаль. Вы – друзья мне, я верю вам. Вам нужно мое сердце и моя душа: вот же они, они настоящие и я готов делить их с вами. Если они нужны вам. Полейте их если хотите своей добротой: от этого мое сердце и моя душа станут еще больше, а если хотите, то вы можете взять чуть-чуть себе. Возьмите. Если вам будет от этого легче. Они ваши. Только помните, что я умру без них. Они мне тоже необходимы – я просто не могу все хранить внутри, я должен делить это с кем-то».
И люди проходят мимо.
Кто-то считает, что это просто дешевые подделки, что ты просто мошенник и обманщик, они отламывают по кусочку твоего сердца и твоей души и пробуют на вкус. Он кажется им слишком слабым, слишком нежным .. и поэтому они выбрасывают это прямо на твоих глазах на землю … А идущие следом уже не обращают на него внимания, они просто наступают на них и втаптывают частицы твоего сердца и души в грязь.
Но ты не можешь их спрятать. Тебе не нужно столько, и ты не знаешь, как можно жить, не деля это с другими, ты понимаешь, что без энергии извне, они погибнут, им нужна вода и свет, им нужно тепло и любовь.
Кто-то считает, что это не просто сердце и душа, они считают, что это яд, который создан специально, чтобы отравить их. И тогда, они подбегают и начинают тебя бить ногами, а сердце и душу топтать, бить, и царапать пальцами в кровь.
Тебе остается только плакать и повторять тихо-тихо про себя: «Что же вы делаете?! Это же настоящее… вы же убиваете меня… Люди, остановитесь. Я живой.»
Но никто не слышит, им уже нравится процесс.
А когда они заканчивают, ты собираешь все, что осталось и уходишь в горы. Там ты собираешь все по кускам. Ты поливаешь их родниковой водой и все понемногу заживает. Но ты не можешь жить один, и ты идешь к ним опять. Ты опять садишься и ждешь.
И опять все повторяется снова.
Но может случиться чудо, и кто-то подойдет к тебе, поверит тебе и погладит их, кто-то возьмет кусочек и отдаст тебе свой взамен. И тогда мир станет чуть ярче, тогда краски станут чуть более сочными, тогда твое лицо твое заиграет лучами солнца и сердце станет больше, и душа станет больше. Они будут расти. И ты становишься сильнее. Теперь ты поешь и смеешься. И это привлекает других. Теперь и еще один человек подошел и принес воды, смочил их и сказал тебе несколько добрых слов, и мир стал еще прекраснее. И тебе уже не страшно и не больно, оттого, что несколько человек плача пытаются остановить этот рост, потому что они начинают понимать, что у них нет такого сердца и нет такой души. А делиться они не хотят. Поэтому им проще уничтожить твое, чем ослабить защиту. А вид твоего сердца и твоей души, радующихся, открытых и светлых заставляет их чувствовать себя несчастными, неполноценными, ограниченными. И это порождает злость. Они воспринимают тебя как врага, как посланного агента по уничтожению их систем безопасности. А ты всего лишь радуешься тому, что кто-то потрогал их, кто-то полил, кто-то просто сказал тебе что-то хорошее.
И от нескольких слов ты начинаешь плакать, но это уже другие слезы – слезы радости. И одновременно с этим ты плачешь горькими слезами, потому что тебе больно оттого, что тебя ранят. И вдруг ты видишь, что один из тех, кто бил тебя и видел твои слезы, заплакал сам, но заплакал иначе. Он расстегнул одежду. С криком бросил ее на землю, вырвал часть сердца и положил его туда, откуда только что вырвал часть твоего. И ты снова смеешься и плачешь одновременно, потому что теперь ты спас кого-то. Кто-то понял, кто-то снова научился жить.
Но есть риск, что никто не погладит тебя, никто не скажет ничего хорошего, никто не протянет руку помощи и никто не поделиться с тобой. Это риск. И принять его – это храбрость. Гарантий нет никаких. Есть только гарантии, что построив крепость ты не пропустишь туда ни одного человека – в этом можно дать гарантию.
Гарантию того, что к тебе придет друг, дать нельзя. Но здесь вопрос, готов ли ты рисковать и рисковать всем. Рисковать ради шанса узнать, что такое настоящая радость, но и принять то, что можешь узнать, что такое настоящая боль.
Вот он – выбор. Решать тебе! И помни, что каждый отвечает только за свои собственные поступки.