May 1st, 2006

travels

(no subject)

Написал что-то вчера, но все не то. Мысль, словно мыло (не слишком поэтично, конечно), постоянно выскальзывала из рук. В результате текст получался на слегка намыленные руки. То есть абсолютно никакой.
По всей видимости, под властью эмоций я писать не могу – необходимо хотя бы поспать ночь, чтобы прийти в себя. Голова становиться светлее и легче выражать собственные мысли.
Теперь - по сути.

Новость о ее дне рождения, полученная из дневника, словно груз, который опять прикрепили к твоим ногам, с новой силой стал тянуть на дно. Дно, с которого ты пытался или даже почти всплыл на поверхность мира.
Эмоциональная память – вот имя тому грузу.

Когда жизнь твоя протекает в какой-то другой, не связанной с прошлым реальности, ты просто закрываешься от прошлого, подавляешь его в себе, перекрываешь ему кислород, и оно начинает умирать: иногда в конвульсиях, иногда спокойно и тихо.
И вдруг мощный поток живительного воздуха подан. И оно просыпается вновь. Словно монстры воспоминания начинают подниматься из-под земли и нависать над тобой в угрожающих позах.
Эти темные твари опять пытаются завладеть твоим разумом, и опять хочется плакать. И ты опять маленький человечек, эдакий беспомощный лилипутик. Ничтожество, раздавленное реальностью.
А самое гадкое, что эти темные создания никак не связаны с Ней. Они – порождение моего собственного внутреннего мира.
Вот их имена - подавленность, унижение, обида, бессилие, боль, злость, надежда, тоска, печаль, фрустрация и любовь. Любовь – она повсюду. Она причина и беспредельной радости и самого страшного горя.

А монстры ждут. Они страшны и готовы в любое мгновение сожрать тебя целиком. А ты все равно сделаешь то, что хочешь.
Может быть, чтобы проверить себя. Может быть, потому что не можешь не сделать, потому что этот человек тебе родной и не важно где ты и где он. Да и потом – необходимо всегда оставаться человеком, чтобы ни произошло.
И когда ты осознаешь грядущее и готовишься это пережить, ты уже не в другом мире. Тот старый мир снова падает на тебя всей своей массой, и ты не можешь выдержать его. Он давит. И это главный монстр – старый мир.
Тогда память начинает скармливать тебе забытые эмоции, от которых ты хочешь избавиться, которые хочешь забыть, потому что они душат тебя и не дают жить. Но одновременно с этим - они тоже часть жизни. Это тяжело, но они часть. И это тоже нужно переживать, чтобы чувствовать себя живым.

Я долго не мог собраться, чтобы позвонить. Потом позвонил. Это было тяжело. И как всегда, когда нужно сделать что-то трудное, я просто выключаю мозг и делаю. И тогда все просто.
Поздравил. Но ехать… видеть, встречаться. Я боялся своей реакции на встречу. А человек боится неизвестности.

После футбола я был полон сил (моя команда победила). Я позвонил и поехал. Не слушая себя. Я забыл про себя с этого момента. Я перестал существовать.
Я приехал, взял цветы, зашел, увидел, подошел, протянул цветы, сказал, поцеловал, поздоровался, посмотрел.
Она спросила, не хочу ли я остаться.
Я не размышлял и не понимал. Я только услышал свои слова, что должен уехать.
Наша встреча длилась секунд тридцать. Когда я уходил ноги несли меня, и я помню, что не мог уже улыбаться, даже если бы они увидели это – мне было все равно.
Я вышел. Сел в машину. Закрыл дверь. И как звук приближающегося поезда – нечто огромное и сильное, я почувствовал как что-то рвется наружу изнутри. Назад возвращалось живое.
Но необходимо было уехать. Я не мог дать этому вырваться там. Рядом с Ней.

Я плакал. Плакал всю дорогу домой. Я ехал справа и медленно, потому что не мог не ехать. Я должен был фокусироваться на чем-то еще. Потому что того, что было внутри было слишком много – я не мог позволить вырваться ему наружу полностью и сразу. Это могло оказаться сильнее меня. Но и ехать я толком не мог, потому что концентрироваться было тяжело.
Мир в тот момент перестал существовать для меня. Были только переживания.

Я не знаю причин, по которым я плакал.
Возможно, было обидно. Может быть, я осознал что-то: что все было иллюзией, мистификацией, игрой воображения, например.

Я сдерживал накатывающую истерику.
Одновременно с этим другой я смотрел на со стороны и радовался.
Ведь даже такие эмоции прекрасны. Это тоже часть жизни. Какая огромная эмоциональная гамма дана человеку, а мы сознательно ее ограничиваем.
Эта гамма от беспредельного счасться до глубокой печали.
И все это я пережил за какие-то несколько часов.

Плакать не плохо - это очищает тебя. Я приехал домой. Ноги не держали меня. Но я отдал миру что-то в этом проявлении.
Я устал. Слишком насыщенным оказался день. Это другая, обратная, сторона эмоциональности. Ее нужно переживать.
Я был уставшим, но спокойным. Я поборол монстров. Я выиграл этот бой.

А жизнь… жизнь продолжается, и она непредсказуема. В этом ее основная прелесть.
Самое главное - жить полной гаммой чувств. Плакать, смеяться, прыгать, топать, кричать – быть собой! Не держать все внутри и позволить этому жить.