September 30th, 2006

travels

Еще раз про вечер воскресенья

Вечер воскресенья. Томление. Нервозность. Желание успеть побольше, откусить пожирнее кусочек уходящих выходных: свободы, жизни, радости, гармонии, беспечности.
Писал уже о таком состоянии не раз, но никак не могу от него избавиться.
Все теже птицы, тоже солнце, тоже тепло, но все как-то иначе. Все не такое яркое и манящее. Все уже не такое беззаботное. Все кажется более далеким и недоступным. Мир погружается в туман до следующих выходных.
Ну, неужели жизнь доступна нам только иногда? А ведь вдыхать ее хочется полной грудью. Хочется, чтобы сердце билось в такт с дыханием планеты, с ветром и деревьями. Не хочется ничего пропускать и прожить все восходы и закаты, волны на реке и шелест листьев. И очень не хочется менять аромат леса на запах кондиционированного воздуха с примесью автомобильных выхлопов, а шелест листвы на шум компьютерных кулеров!!!
А мы всего лишь офисные (пещерные) люди. Скоро в результате мутаций у нас появятся на теле входы для клавиатуры, различные интерфейсы и девайсы. И жить мы будем прямо на рабочем месте с интегрированными в наши мозги компьютерами.
А природа в тоже время будет жить по своим законам: в красоте и гармонии, которые мы совсем перестали замечать.
travels

Борьба за возможность творить

Только ли у меня возможность творить и мыслить связана с полной изоляцией от раздражителей внешнего мира?
Меня способны отвлечь от размышлений и сбить концентрацию совершенно несущественные события: шелест переворачиваемых не мной страниц, дыхание другого человека, голоса детей, лай собаки, разговоры за стеной, присутствие других людей в одном помещении. Я постоянно думаю о том, каково сейчас моему собеседнику; всем ли он доволен.
Факторы, вызывающие раздражение и становящиеся, таким образом, препятствиями для нормальных мыслительных процессов, трансформируются во врагов и вызывают во мне волну раздражения и негодования. Учитывая, что источниками некоторых из этих раздражителей, являются близкие мне люди, ясно, что проблема не должна решаться какими-то радикальными методами. Наоборот, стоит искать компромисс и адаптироваться к условиям окружающей среды.
И, тем не менее, все чаще я концентрируюсь на желании удалить все препятствия из собственной жизни.
Прекрасно осознавая, что подобное стремление к уединению, вообще говоря, свойственно творческим людям, я не могу решить эти проблему из-за особенностей собственных жилищных условий и организации рабочего пространства в офисе. Изменить эту ситуацию в обозримом будущем можно только через крушение собственных принципов в области профессиональной деятельности. Это, в свою очередь, связано с риском породить асболютно невыносимый внутренний конфликт и противоречия.
В результате вычерчивается замкнутый круг проблем окружающего меня мира. Выход из него остается в перестройке субъективного отношения к внешним раздражителям. Исходя из этого и внутреннее истощение – возможность погасить конфликт я вижу в изменениях внутри себя, а не снаружи. И, терпя очередную неудачу на этом пути, я опять возвращаюсь к желаниям решить проблемы радикально.