February 12th, 2007

travels

(no subject)

Во мне умирают последние остатки эмоциональности. Я разучился чувствовать жизнь. Я не вижу ни радостей существования, ни какого-либо смысла. Ощущение бессмысленности отравило все мое естество.
Есть ощущение, что взлет во взрослую жизнь был подобен выстрелу из катапульты. Взмыв вверх и зависнув на какое-то время в верхней точке, я получил возможность панорамно посмотреть на жизнь.
Я боюсь летать по одной простой причине. Я не могу представить себе, как буду находиться в самолете, терпящем крушение, и две минуты, находясь в полном сознании, ждать удара о землю.
Это ощущение настигло меня в самом неожиданном месте. Моя жизнь – это и есть борт самолета, у которого случились проблемы с управлением. И он падает на землю. Я же просто сижу и смотрю в иллюминатор, понимая, что ничего не в состоянии изменить. Скоро земля и скоро конец.
Можно задаться вопросом – а чего я жду. Ответ прост: я жду лучшего.
Однако как сказал герой одного хорошего фильма: «Это и есть жизнь. Это не репетиция. Это она и есть». А моя жизнь проходит в ожидании, и желания ждать остается все меньше и меньше. И, наверное, надеяться глупо, но как сказал герой другого хорошего фильма: надежда – это то чем я живу.
А еще во мне поселился страх, что ничего хорошего больше никогда не произойдет.

Возможно, бестолоковость моего существования объясняется тем, что я создал систему, которая позволяет мне существовать, ничего при этом не делая. Понимая, всю опасность подобной ситуации, я, тем не менее, не могу ничего изменить. Мне не за что бороться.