November 16th, 2009

travels

(no subject)

Я записал основное утром, а вечером уже толком не помню, что именно мне приснилось, да и не хочу оставлять в памяти такие сны. С трудом восстановил следующее.
…еду на машине, переходит дорогу взрослый и ребенок, в последний момент ребенок отрывается от взрослого и бросается под мою машину, он бежит под колеса, я ничего не понимаю…
…темнота…
… голубь-кот вокруг какая-то городская полуразрушенная заводская атмосфера, типа территории завода ЗИЛ, стоит моя машина или какая-то машина, сам не знаю какая, беру из нее какое-то животное, почему-то я воспринимаю его как своего кота, но при этом это как-то может быть еще и голубь. Не знаю. Не уверен. Подношу его к какой-то горке. Слева куст, горка и равнина, и все это у угла белого такого советского бетонного забора. Кот-голубь весь слюнявый что ли и не может подняться, с одной стороны он урчит почему-то, а, с другой, я понимаю, что он умирает. Но почему же он тогда урчит. Я говорю Нарцисс, что с тобой? Он урчит, но что-то внутри говорит, что все плохо…
…темнота…
…бабушка, которая давно умерла, пыталась сделать мне какой-то укол, чтобы потом можно было перебраться ко мне в тело. Сначала она дала мне каких-то таблеток, и я обязательно теперь должен сделать укол. И типа будет хорошо потом, но я не хочу его делать. И шприц, игла такая кривая как хоботок какого то насекомого. Она дает мне этот шприц и просит сделать укол. Я отказываюсь. Тогда она силой пытается взять мою руку и вколоть мне в вену эту жидкость. Я вырываю руку, шприц и ломаю иглу. Тогда она пытается проткнуть мне вену оставшимся куском иглы. Дома еще мама. Но она как-то не активна в этой ситуации. Я просто знаю, что она есть. И все это происходит в комнате бабушки, но сейчас там живут родители. Я понимаю, что теперь мне опасно находиться дома, потому что бабушка может сделать мне этот укол ночью. Здесь нестыковка, с одной стороны, вроде как укол необходимо сделать в течение нескольких часов, с другой, у меня ощущение, что дома я ВООБЩЕ больше не в безопасности. И мама почему то ложиться спать с бабушкой, чтобы охранять меня от нее. Мама понимает, что мне страшно и чего я боюсь, хотя об это ничего не говорит. Она просто остается с бабушкой спать…
ПРОСЫПАЮСЬ!
Редко у меня бывают пробуждения, которые сопровождаются мыслями «это был сон, оуф», но это было именно такое пробуждение. Я был рад, что проснулся. Хотя «послевкусие» было неприятным и долгим.


Да, кстати, надо разбавить эту чернуху позитивом. Вечером я ходил смотреть матч по настольному теннису. А после выполнял миссионерскую работу: поменял одному ветерану колесо – кто-то порезал ему шину ножом; и довез другого до дома – у него болела спина. Это все люди наши – с тенниса) Было приятно сделать что-то хорошее. А вечером я все-таки решил поехал в неабонентский день поплавать в бассейн и не пожалел. В нетренировочный день плавать гораздо легче и приятнее. Было круто) Вода очень расслабляет!
travels

(no subject)

Открываю телефонную книгу, глаза находят имя. Жму цифру один, задерживаюсь на секунду и выпадает имя быстрого доступа. Я делаю это не специально, но иногда такое происходит. Надо бы удалить, но сил нет.
Просматриваю фотоальбомы в телефоне, и не могу обойти те фотографии, которые не хочу смотреть.
Как я могу игнорировать то, что я не могу не замечать, что находиться и бросается в глаза само?

Сил стереть нет. Не могу и не буду! И смотреть не могу, потому что больно.

Открываю почту, там письма. Просто заголовки, но и этого достаточно, что поднимать из глубин ВСЕ.

Открываю фотоальбомы, и там есть папки, которые я не буду открывать сейчас. Не хочу. Не хочу их трогать и удалять не стану. Но то, что они там просто есть, этого уже достаточно. Случайно считываю название папки, ловлю взглядом пиктограмму с предпросмотром - там образ...

Этого нельзя избегать полностью, если это было слишком тотально и повсюду.

Напоминания всюду и даже там, где нет прямых напоминаний, есть напоминания косвенные. И они также сильны, как и прямые.

Мне страшно, я не хочу ничего делать, чтобы не встречать этих напоминаний, но ничего не делать невозможно.

Тренировки и вода. На данный момент, это миры, которые позволяют мне дышать.