December 20th, 2009

travels

(no subject)

Во времени дня или ночи
для меня всегда есть момент, когда ты перелистываешь страницу. До этого момента
ты еще ждешь чего-то от времени суток.

Утром или днем ты что-то
еще ждешь от этого дня. Думаешь, чем себя занять, что сделать, что тебе
принесет этот день. Возникает ощущение, что ты чего-то не делаешь, чего-то
пропускаешь. Но потом ты пересекаешь неощутимую границу и успокаиваешься,
понимая, что этот день утрачен. Это успокаивает. И ты опять впадаешь в
коматозное равнодушное состояние.

Ночью тоже есть определенный
порог. Если через этот порог переступаешь, то понимаешь, что следующего дня не
будет: ты проснешься слишком поздно, чтобы его эффективно прожить. И ты ждешь
этого момента с каким-то беспокойством. Словно ты зритель на казни этого
будущего не родившегося дня. Но потом, когда все свершилось, и он уничтожен,
ты испытываешь странное чувство грусти и жалости к уничтоженному, но облегчение
от того, что все закончилось.

После этого ты можешь
заниматься какими-то ничего не значащими делами и мечтать о собственной
неординарности или о том, что ты что-то из себя представляешь, но просто
обстоятельства и тд и тп… Хотя в последнее время я все больше ощущаю свою
полную бесполезность для этого мира.

Суетящиеся люди, снующие
машины, рыскающие взгляды, улыбки, смех, музыка, предновогодняя суета (я почти
ее не вижу) – все это представляется мне бессмысленным. Особенно после этого
момента перелистывания. После этого момента становится совершенно все равно.

Лопаты, скребущие по
асфальту. Раздражающий, назойливый звук. Мне кажется какие-то подобные звуки
издают лангольеры. Слишком они фатальны и неотступны. Скребут
твою душу: медленно, жестоко, неотступно и как-то мертво равнодушно, словно
машины. Хотя с каждой такой лопатой трудится человек, но почему в звуках этих
скребков для меня нет ничего человеческого.

В поведении своем нахожу
постоянно какую-то отрешенность. Руки, ноги что-то делают, а не ощущаю в этих
движениях себя. Я даже не всегда могу сказать, что я сделал секунду назад. Возьмешь
допустим ложку со стола и думаешь для чего ты ее взял. Вспоминаешь перед
тарелкой: положил ли ты сахар в овсянку или нет? Смотришь розыгрышь очка – он длиться
ну 5-10 секунд – и не можешь вспомнить какую и куда подачу он подавал. Смотришь
на рабочие тексты и не понимаешь ни слова из того, что там написано. Сидишь и
не понимаешь, чем заняться. Дела какие-то вроде есть, что-то нужно делать,
что-то можно поделать, но никак не можешь понять что именно и какие именно
дела. То есть какие-то их размытые очертания в голове возникают, но
сконцентрироваться на них не могу.

Страшно наблюдать друзей, заплывших жиром, посаженных в какие-то чужие тела, лишенных эмоций, сил, радости. Словно их заменили какие-то бездушные существа и это уже не твои друзья и знакомые, а какие-то совершенно другие и не близкие тебе люди. И когда ты задаешь себе вопрос, когда это с ними произошло, то вроде бы не можешь себе даже на это ответить.
  • Current Music
    Я откровенен лишь с луной - Ласковый май