January 16th, 2010

travels

(no subject)

Я пытаюсь убедить себя, что мне уже все равно. Точнее что уже не так больно. Но уже восемь утра, ее машины нет, и я не могу спать. Просто не могу. Я просидел всю ночь периодически подходя к окну и проверяя, приехала она или нет. Я знал, что она не приедет, но все равно подходил и проверял.
Пустота на ее парковочном месте, такая необычная пустота, она какая то неуместная. Эта пустота не должна существовать. И то же самое происходит внутри меня. Там образовалась пустота, которая не должна существовать.
Она давно отпустила эти отношения, меня, я стал ей чужим человеком. А я смотрю на нее и забываю о том, что мы давно расстались. Мне приходиться заставлять думать себя, что все в прошлом и ничего уже не вернуть.
Что у нее другая жизнь, как она говорит, другие отношения и другие планы. Планы без меня.
А я никак не могу отпустить это. Я учусь думать о ней как о чужом человеке, но получается плохо потому что я до сих пор не сплю. Я бы не спал, если бы она была со мной и отсутствовала. Тоже самое происходит сейчас. Моя душа не может понять или принять, что мы не вместе, и это совершенно нормально и ко мне не относится, что она не дома, что ее нет. Я смотрю на пустое парковочное место и не могу понять, почему оно пустует. Я проговариваю себе какие то ключевые моменты, ключевые точки, которые я должен принять: она хочет семью с другим человеком, она любит другого, она не любит меня, у нее будут дети от другого человека, она жестока ко мне сейчас и делает мне больно, может быть и не было ничего раньше, иначе было бы за что зацепиться сейчас. Я проговариваю их, но мне это не помогает.
Под утро сознание, нервная систеам начинает глючить и перестает адекватно сигнализировать мозгу о текущем состоянии. Ты то проваливаешься в какую то, я не знаю, яму, но не воздушную, а какую-то яму в сознании, то словно перестаешь дышать на долю секунды. И это сигнал к тому, что пора ложиться спать. И голова уже начинает побаливать от усталости. Но ты все равно не можешь. А потом сон пересиливает, ты ложишься и засыпаешь. Спишь, но не высыпаешься. Просыпаешься уставшим и разбитым, словно и не спал. В том же самом состоянии, в котором ты ложился спать.
Я пытаюсь научиться думать о ней, как о просто человеке. Просто человеке, который живет своей жизнью. СВОЕЙ жизнью. Я проговариваю себе, что дороги разошлись. Но я не могу это осознать, не могу прочувствовать. Я не могу имплантировать себе эти мысли.
Я узнаю ее со стороны, которую раньше не знал. Со стороны ее отношения к людям, которые не являются близкими. Которые не являются ЕЕ людьми. И эта новая сторона мне не нравится, наверное. Но я не могу, пытаюсь, но не могу, использовать это знание для того, чтобы помочь себе перестроиться.
Единственное, что обнадеживает, так это происходящие трансформации моего состояния и отношения к происходящему. Если раньше это были какие-то острые и яркие состояния, то теперь ты словно напился седативных и реагируешь на все тупой болью, тупыми ощущениями и нервозностью, тупыми и долгими.
Есть два типа боли: быстрая и долгая.
Это как и в случаях с бегунами на короткие и длинные дистанции. Одни яркие, быстрые, зажигательные, быстро ускоряются и быстро проходят. Другие медленные, не яркие, мутные, но выносливые. Так вот моя боль приготовилась к длинной дистанции, она набрала дистанционную скорость и теперь видимо будет преодолевать день за днем, неделю за неделей, месяц за месяцем пока не достигнет финиша.
И мы живем с этими болями - разными болями – утратами, разлуками, обидами, обманами, смертями.
И к моим бегунам на длинные дистанции добавился еще один. Очень выносливый бегун, который видимо будет бежать очень долго.
Через полтора часа мне просыпаться, а парковочное место по прежнему пустует…