December 12th, 2014

(no subject)

1.
В эту зиму на улице стали заметны люди, которые возомнили себя гонщиками-любителями. Они находят открытые площадки (я видел их только на общественных городских парковках) и занимаются там дрифтом: летним и зимним. Машины, в основном, у них советские, но сегодня на парковке в коломенском видел шкоду октавию и какой-то корейский внедорожник. В общем, детский сад вышел из-за компьютера и занимается теперь играми в реальности. К сожалению, в городе навредить они могут не только себе, но окружающим, в отличии от компьютерных игр. Возможно, что у них не было возможности играть на компьютере?
Непонятно, кстати, где они были раньше. Возможно, на стройках зарабывали себе на настоящий автомобиль.
Свои заезды у нас, например, под домом, они устраивают по ночам. А в коломенском сегодня это было днем. Полагаю, что по принципу увеличения общего безумия, скоро мы увидим таких дрифтеров и в городском потоке.
ПОдтверждение этой позиции можно найти в тенденциях в городском трафике. Полицейские перестали заниматься (за редкими исключениями) регулированием и контролем за городским движением, водители не хотят жить по правилам, а хотят жить как псевдовзрослые, то есть, дети возраста 12-14 лет, когда им кажется, что они взрослые и им все позволено. В общем-то, где-то я прочитал, что основная масса взврослых останавливается в своем развитии на уровне 7 летнего возраста. Я это не проверял, но у меня те же или похожие ощущения. Я постоянно говорю своим знакомым, что ощущение того, что попал в детский сад со взрослыми людьми. Так вот водители не видят дальше своего носа и думать дальше своего носа не хотят. Многие не ездят, а катаются.

2.
Москва, которой больше нет.
Посмотрел фильм французского режиссёра Джозефа-Луи Мундвиллера (Joseph-Louis Mundwiller), снятый для французской компании «Братья Патэ» (Pathe Freres) в 1908 году и вышедший в свет 9 апреля 1909 года о Москве. Поражает огромное количество экипажей на улицах и количество людей. Суета как была, так и остается. Вот только понимаешь, насколько это время было суровым для людей. В первую очередь, это касалось вопросов медицины. В таких условиях, действительно, выживал сильнейший. Природа делала свое дело. Только в последнее время слабые люди получили возможность жить. Раньше старость наступала значительно раньше, а отсутствие здоровья означало смерть. Простуды, гриппы, зубные боли - все это доставляло людям куда больше проблем, чем сейчас. Стариком можно было стать уже в 30 лет. Действительно, в таких условиях важно было заводить детей как можно раньше и иметь семью к 30 годам, потому что заботиться было в случае чего о тебе некому. Сейчас в этом смысле все изменилось. Вопрос только в том, готовы ли мы интеллектуально к таким изменениям. И как долго продлиться наше время на планете Земля. Мы серьезным образом перенаселили планету, наше развитие многократно ускорилось. К чему это приведет? Опыт показывает, что ускорение процессов свидетельствует о приближении к краху. Посмотрим, с чем мы столкнемся в ближайшие годы.

3.
Русские ничего не умеют делать. Исключения только подтверждают правила. Все, с чем я стакливаюсь, заказывая услуги у нас в городе, все сделано плохо. Я убедился в том, что для качественного оказания любых услуг и даже не особенно интеллектуальных человек должен иметь нормальное образование. Он должен на уровне общего понимания осознавать, что ходить по тропинке безопаснее, чем по целине. Он должен, другими словами, понимать, зачем соблюдать инструкции, почему их надо соблюдать. И даже, когда в ситуации, что ему кажется, что их соблюдать не надо, он бы их все равно соблюдал, понимая, что они написаны и существуют для того, чтобы было лучше, и что он не все видит и не все знает, что существуют вещи, которые влияют на эти правила и инструкции, которых он не знает. То, как люди живут сейчас, показывает, что они руководствуются только своим собственным опытом, а это означает, что они находятся на очень низкой стадии интеллектуального развития. Способность человека использовать опыт, накопленный другими людьми и поколениями серьезно отличает его от других животных, хотя, надо справедливости ради сказать, что и животные умеют использовать ранее накопленный опыт. В природе есть масса подтверждений подобного использования.

4.
Рабочие, которые приходят к тебе что-то делать, в основном приходят к тебе с двумя чувствами: злобы и зависти. Наверняка, об этом рассказывают или должны рассказывать бизнес-тренеры компаниям, которые оказывают различные услуги населению. Они должны говорить об этом, потому что это очень важный момент в отношениях компании и клиента. Рабочие, монтажники, установщики приходят и ты ощущаешь их зависть и злобу. Они считают, что раз ты платишь деньги, значит ты заслуживаешь того, чтобы они изливали на тебя свою злобу, потому что у них этих денег нет. Они вынуждены работать, а ты платишь им. И им это не нравится. Они хотели бы быть на твоем месте. Им необходимо объяснять, что деньги не всегда воруются, иногда они очень тяжело зарабатываются. И когда это так, то тебе противно смотреть, как они небрежно относятся к твоим вещам. Надо прививать рабочим уважение к чужой собственности, прививать им уважение к квартирам и домам клиентов, объяснять, что это чужие дома и чужие правила, и если ты хочешь что-то сделать в чужом доме, ты сначала должен спросить об этом. Но рабочие не делают этого, они ведут себя в домах и квартирах клиентов так, как делают это на дорогах. Они делают, что хотят и не соблюдают правил. Люди не выросли. И они зляться и завидуют.
Также я обнаружил, что существует проблема взаимодействия различных служб в компаниях. Служба замеров и служба монтажа постоянно воюют друг с другом, допускают ошибки и метают копья друг в друга. При этом, как правило, страдает клиент. И он это видит. А ведь это внутренние вопросы компании. Они касаются технологий работы, внутренние вопросы, которые не должен видеть клиент. Но у нас компании находятся на таком низком уровне работы, что такие и подобные им вопросы, наверное, не возникают еще у руководителей. Возможно, они возникнут у них через какое-то время, но не сейчас. Наш рынок еще слишком дикий.
Автомобильные сервисы не умеют ничего делать с машинами. Они делают все плохо. Все царапины или почти все, которые есть внутри моей машины, сделаны в сервисах. Все или почти все работы, которые делались в автомобильных сервисах, делались с браком и замечаниями, которые потом приходилось устранять. Некоторые вещи устранить не удалось, а некоторые устранять не хочется, потому что они устранят может быть одно, но сломают или испортят что-нибудь другое. Может быть я педант, может быть. Но это ведь мои вещи, мои мысли, я же никому ничего плохого этим не делаю, и хочу только, чтобы мои вещи оставались в нормальном состоянии и чтобы окружающие уважали мою собственность, также как я уважаю их собственность.